Межрегиональная Общественная Организация
Развития Психологии и Психотерапии «Европейская конфедерация
психоаналитической психотерапии»
Национальное Отделение ЕКПП (Вена, Австрия) в России - РО Москва

Между эмоциями и мышлением: альфа – функция, как би – логическая структура.

Еремин Борис Александрович: тренинговый аналитик и супервизор ЕКПП, Паст-Председатель ЕКПП-Москва, г. Москва

Цель данной статьи – попытаться прояснить некоторые теоретические постулаты Биона и Матте – Бланко относительно базовых аналитических концепций – бессознательное и сновидение, а также родственных им понятий. К сожалению, мне не удалось избежать некоторой теоретизации, поэтому прошу уважаемых коллег набраться, на некоторое время, аналитического терпения для того, чтобы освежить в памяти иногда элегантные, иногда весьма туманные, а иногда,- и просто мистические построения Уильфреда Биона.  Я уверен, что уважаемые коллеги в деталях представляют себе классические Фрейдистские теории о бессознательном, сновидении и травме, и предлагаемые коллегами доклады, вероятно, еще раз, - только усилят это впечатление. Со своей стороны, мне бы хотелось сдвинуть перспективу и посмотреть на фундаментальные аналитические истины с Бионианского вертекса.
    Если резюмировать представления Биона о сновидениях, то вкратце они выглядят следующим образом.
    Мы сновидим не только ночью, но и в течение дня. Множество ментальных действий, которые нам неизвестны, называемые альфа – функция, постоянно альфабетизируют необработанные сенсорные и эмоциональные раздражители - бета – элементы, полученные из окружающей среды и трансформируют их, главным образом, в визуальные пиктограммы ( альфа – элементы ).
    Эти, абсолютно, идиосинкратические образы – способны теперь запоминаться и готовы для использования сновидением и для мышления. Для того чтобы субъект бодрствовал и осознавал реальность, а также для того, чтобы он смог учиться от своих переживаний, мощная лавина раздражителей должна быть сознательно воспринята и, после обработки альфа – функцией, должна получить возможность стать бессознательной.
    Ребенок рождается с рудиментарным сознанием = альфа – функцией. Он чувствует раздражители, но не осознает их. Он воспринимает без понимания.
    Это рудиментарное сознание, утверждает Бион  « … не связано с бессознательным. Все впечатления селф имеют равную ценность: они все – сознательны ». Способность матери к ревери или к dreaming - является воспринимающим органом для собирания самоощущений младенца, которые он получил через сознательную систему восприятия.
    Этот образ Биона удивительный: на заре жизни, мать является - бессознательным ребенка, и, таким образом, - дополнением к его примитивному сознанию.
   Современная теоретизация концепций Биона, наиболее элегантно суммирована тезисами Ферро и Гротштейна. Весьма схематично, они звучат приблизительно, следующим образом:
    Сознательное и бессознательное расположены вдоль некоторого психического континуума, подобно двум поверхностям ленты Мебиуса, которые постоянно переходят друг в друга. Они отделены друг от друга мембраной - контактным барьером, составленным из огромного количества альфа - элементов. Этот барьер полупроницаемый и динамичный, поскольку подвержен непрерывному процессу лизиса и синтеза. Не существует никакого психического события, который бы был лишен бессознательного аспекта.
    Сновидение – это не только страж сна и не просто справочное руководство в путешествиях по бессознательному. Оно не возникает вследствие дифференциации, между бессознательным и сознательным, как полагал Фрейд, а наоборот, сновидение, как раз и создает эту дифференциацию. Если для Фрейда, бессознательное создает сновидения, которое является его продуктом в чистом виде, то для Биона, наоборот – именно сновидение и создает само бессознательное.
   Dreaming – это основной компонент психоаналитической функции личности, которая действует в двойном регистре, то есть, она одновременно – и бессознательна и сознательна, что, конечно, противоречит базовым Фрейдистским постулатам. Индивидуум, достигший способности такого бинокулярного видения может постигать реальность с множественных, эмоционально значимых точек зрения, и, вероятно, такая способность - и называется - психическая зрелость и психическое здоровье.
    Между сознательными и бессознательными переживаниями существует постоянный подвижный, осмотический взаимообмен, или постоянное « визуальное согласование », которое связано антагонистической солидарностью, тайной совместного понимания, интуицией общей судьбы, когда психика сталкивается с раздражителями внутренней и внешней реальности. Рассмотренное в этих терминах, бессознательное расположено не позади или не снизу сознания, а внутри него. Оно не только приближено к нему и скрыто от него, но и формирует его часть. Бессознательное, следовательно, является множеством  процессов создания смыслов, расширяющихся вдоль градиента - от сенсорного – к символическому, в наиболее полном смысле этого слова, причем оно не дано с рождения, а развивается в первичных отношениях с объектом.
  Теория Биона – революционна. Она сфокусирована на понимании того, каким образом индивидуум становится неспособным соприкасаться с его эмоциональными переживаниями, а не на том – каким образом, он защищается против знания о них. Его теория описывает гипотетический внутренний аппарат, который мы должны иметь, чтобы управлять своими эмоциональными переживаниями, аппарат, который развивается всю жизнь, но регулярно проваливается в стремлении достичь совершенной надежности. Этот аппарат и называется – способность видеть сны или «dreaming work alfa ». 
   Бионианская перспектива, особенно, как она представлена в работах современных пост - бионианцев – Ферро и Чивитарезе, предполагает, что цель терапевтической работы – повышение способности быть собой, а не увеличение знаний о себе. Это значит, что мы должны представить себе терапевтические отношения и работу аналитика в фундаментально новом измерении.
   В то время как вытесненное Бессознательное все еще существует, как базовое понимание психики, его позиция радикально сдвинулась. Вытесненное Бессознательное – это конечный концепт, который весьма отличается от Бионианского О, то есть бесконечной вселенной жизненного потенциала человека. Для Биона, вытесненный уровень Бессознательного содержит аспекты личности, которые она однажды переживала, перед тем, как отослать их в забвение. Вытесненное, не важно, насколько огромную психическую область оно занимает, контрастирует с бесконечной экспансией истины, которая остается не переживаемой и неосмысленной для личности.
   В документальном немецко – монгольском фильме 2003 года « Плачущий верблюд » рассказывается история семьи монгольских чабанов – кочевников, живущих в пустыне Гоби. Чабаны пытаются спасти новорожденного верблюжонка редкого окраса, от которого отказалась его мать, потому что он причинил ей невыносимые страдания во время родов. Мучительные роды продолжались несколько дней, и после появления на свет верблюжонка, мать отвернулась от него и ушла в стадо, несмотря на все попытки  чабанов привести ее к ребенку. Чабаны исполнили религиозный ритуал, связанный с тем, что люди жадно опустошают землю - пытаясь вызвать милость хороших духов своим раскаянием. Но мать – верблюдица продолжала отвергать своего ребенка. Тогда чабаны послали двух своих маленьких сыновей в соседнее селение, чтобы они привели к ним музыканта. Когда музыкант пришел, он заиграл на инструменте, похожем на виолончель, печальную мелодию, а монголка привела мать - верблюдицу к музыканту. Монголка запела печальную песню и с любовью похлопывала верблюдицу по шее. Одно живое существо утешало и успокаивало другое живое создание, находящееся в беде, теплотой своего голоса и мягкими прикосновениями. Стадо животных стояло недалеко от женщины, животные стояли неподвижно и не могли жевать свой корм, они были загипнотизированы, разворачивающейся пред их глазами, драмой. Прошло время, медленно, глаза матери – верблюдицы стали наполняться слезами…Она подошла к своему жеребенку и позволила ему сосать молоко… Ее плач усилился…, слезы потоком лились из ее глаз. Скоро вся ее морда стала мокрой…, медленно музыка стала затихать… Мать и ее малыш были вместе…
   Мы, конечно, не знаем, что случилось внутри психики травмированного животного, но можем предположить, какие эмоциональные переживания привели ее к отвержению и потом, к принятию, своего ребенка. Травма долгих и болезненных родов была, буквально, - невыносима для матери – она не могла вынести те эмоции, которые были сгенерированы опытом болезненных родов. Она не могла переработать их или вместить их. Единственный способ справиться с этими эмоциями – убежать от них. Один из способов, чтобы убежать от собственных эмоций – это избежать контакта с любой вещью, которая их запускает. В нашем случае – это ребенок, который причинил матери невыносимые страдания. Травма тяжелых родов прервала связь матери с ее инстинктивной природой.
    Когда печальная музыка окружила мир монгольских кочевников, включая их детей и животных, то она дала возможность женщине получить ту форму, с помощью которой она могла удерживать свои переживания и поддерживать мать – животное - с помощью своего голоса и теплых прикосновений. Теплота женщины, ее терпение и нежность были очевидны для других членов ее семьи – семьи кочевников. Животное тоже переживало эти чувства, и они поддерживали ее таким образом, что позволили ей горевать ее травму, а не компульсивно убегать от нее. Когда эмоциональная боль была пережита – то, что в анализе мы называем проработкой, - материнский инстинкт животного мог быть восстановлен, и она смогла радоваться своему жеребенку, а не отвергать его.
   Работа Биона, посвященная сновидению ( dreaming ) фокусируется на том, как человек перерабатывает эмоциональные переживания.
   Сырые, необработанные переживания от органов чувств, насыщенные бесформенной протоэмоциональной энергией, атакуют нас каждый момент жизни. Сначала в мозг поступают нейронные импульсы от органов чувств.
   Каким образом психика преобразует эту необработанную информацию во что – то, что можно обдумывать и переживать, как эмоции? Проблема травмы – это вопрос провала мистического квантового скачка - from brain to mind: от возбужденных нейронных ансамблей – до способности выносить эмоциональную боль – то есть - мыслить.
   Бион, как мы уже поняли, назвал именно этот фундаментальный процесс -  « альфа функция », которая имеется у всех высших животных. История верблюда демонстрирует, сначала, срыв такой альфа функции, и потом, с помощью поддержки, со стороны человека, ее усиление, что позволило животному обработать сырые эмоции, возникшие во время мучительных родов, то есть, - горевать.
   Бион, в работе « Вторые мысли » писал: «… Аналогия, которую Фрейд проводил между психоанализом и археологическими исследованиями, была бы полезна, если бы мы рассматривали факты, не в смысле доказательств существования примитивных цивилизаций, а как свидетельство примитивной катастрофы. Ценность этой аналогии уменьшена, потому что в анализе мы встречаемся не так много со статической ситуацией, которую можно медленно изучить, как с катастрофой, которая остается, в один и тот же момент, - и жизненно активной, и все еще неспособной разрешиться из своей неподвижности ».
   Вообразите себе голодного динозавра, тиранозавра, например, медленно шагающего ранним летним утром к берегу озера или моря, которое сейчас уже исчезло. Через180 миллионов лет, отряд геологов, например, исследуя некоторые интересные породы, которые обнажились из – за мощных ливней, обнаружили в известняке окаменевшие следы этого гуляющего голодного динозавра. Он мог гулять так каждое утро, но в то, особенное утро, количество некоторых параметров внешней среды соединились вместе таким образом, что отпечатки ног динозавра сохранились навечно. Мощный вес динозавра, качество песка или глины, температура и влажность воздуха и так далее – все повлияло на то, чтобы сохранить отпечатки шагов огромного животного. Это значит, что сейчас, когда уже давно нет ни озера, ни динозавров, которые стерты с лица земли, его следы, сгенерированные в одно мгновение, сохранились для потомства и стали очевидны.
   Другими словами, то, что должно было стать мимолетным событием, стало постоянным фактом. Огромное, переполняющее отсутствие стало знаменательным и значащим присутствием. Подобным образом, катящееся колесо касается земли только одной точкой, всего лишь на мгновение присутствует на земле, пока непрерывно катится и перетекает - из прошлого - в будущее, подобно утверждению Гераклита: « все течет, все изменяется и ничего не прибывает ». Если реальность представляет лишь временное событие, обусловленное одним мгновением, мы можем спросить себя – какая тень условий, подобных тем, которые способствовали сохранению следов динозавра, а не растворили их, - смогла обеспечить достаточный вес, чтобы изменить то, что было бы лишь переходным моментом в жизни личности, - в нечто, что стало постоянным? Что могло преобразовать временное отсутствие в постоянное присутствие?
    Имеются обстоятельства и условия, которые, по самой своей природе, могут взломать Фрейдовский « предохранительный щит », не могут быть контейнированы мечтаниями матери, то есть, ее способностями видеть сны и, в конечном счете, навечно оставить закальцинированный отпечаток в селф, подобно известняковым окаменелостям следов динозавра.
   Эти конгломераты известняка или бета – элементы - травмы - могут быть растворены, в состоянии сновидений, фантазий или в трансферентно – контрансферентных коммуникациях.  Эти дикие мысли, вечно ищут аппарат для их Dreaming – мышления, который, через контейнирование, сможет обеспечить им историю и верные смыслы, и, в конце концов, позволит им быть забытыми.
    Живое мышление, отличное от неодушевленного отпечатка динозавра, вдохнет жизнь или эмоции в эту закальцинированную окаменелость, так же, как это делает мышление, создающее фантом, чтобы компенсировать потерянную конечность. Говоря словами Биона – « непереваренная истина возвращается в поисках мыслителя ».
    Мы не имеем прямого контакта с реальностью. Мир опосредован для нас через психику, в форме эмоциональных переживания, эмоционального опыта. Разные люди, воспринимая реальные события, видят огромный разброс « фактов ».
     Для всех нас естественно, что два человека абсолютно уверены, что когда они встречались, то, с их точки зрения, были сказаны или сделаны, совершенно разные вещи, даже если событие не было заряжено эмоционально. Вездесущность различных воспоминаний, даже, когда события кажутся нейтральными, должны показать нам, что все люди, включая аналитиков ЕКПП и IPA, регулярно искажают реальность. Фактически, сама реальность, рассмотренная с этой перспективы, становится чем – то, что мы никогда не можем достоверно определить. Такое положение дел отражает факт, что наш опыт, по своей природе, всегда эмоциональный.
    Мы не имеем прямого контакта с внешним миром. Хотя стул, на котором я сижу, чувствуется мной как абсолютно твердый и реальный, фактически, я не могу видеть это стул, как таковой. Современные работы  по восприятию показали, что только маленький процент того, что мы видим, поступает от световых волн и обрабатывается нашим мозгом. Кроме того, более чем половина того, что мы видим, состоит из воспоминаний, с помощью которых психика придает смыслы визуальным паттернам, которые дешифруются мозгом. Вся информация о мире поступает через психику, где она интерпретируется и приобретает форму. Переживания начинаются с лавины сенсорных данных, затапливающих мозг, одновременно с чем, появляются зарождающиеся эмоциональные состояния. Я не вижу стул, как стул, как таковой.
   Я вижу стул, который что – то для меня значит. Он может выглядеть неудобным, грязным, приятным и так далее. Он может вызывать негативные или позитивные воспоминания, конкретно об этом стуле или о других стульях, одежде на нем висевшей, портфеле или книге, на нем положенной, и так далее. Вещь в себе, которая является стулом, в своей основе, не может быть познана. Я могу лишь надеяться узнать свой собственный личный опыт переживаний этой вещи в себе – по - отношению ко мне.
    Мое хорошее самочувствие может сопровождаться чувством мурашек на коже или давлением теплого песка, чувствуемого мной, когда я иду по пляжу; я могу чувствовать капельку прохлады от струйки пота, стекающего по груди, когда я читаю лекцию в душной аудитории или зуд, от укусившего меня вчера, в лесу, комара – и это - лишь бесконечно маленькая часть ощущений кожи, которые затапливают мозг, - вместе с визуальными, аудиальными, обонятельными и вкусовыми ощущениями, которые насыщают протоэмоциональные переживания в данный момент.
   Бион назвал такой тип пикселей несимволизированных переживаний – бета – элементами и описал их природу с помощью переживаний младенцем голода.
    Вместо установления груди, как абсолютного объекта, альфа элементы, через символизацию груди – создают селф, которое имеет с грудью эмоциональные отношения; сама грудь навсегда останется непознаваемой, поскольку у нас нет доступа к объективной реальности, которая существует по ту сторону добра и зла, то есть – по ту сторону нашей психики.
    Эту реальность Бион обозначил термином « O ». Когда младенец символизирует его переживания, вероятно, с помощью образов, а не словами, то он устанавливает способность думать о них. Он, теперь, может вспоминать о них или видеть сны, то есть, вызывать идею о груди – а именно: - что она значит для меня, в ее отсутствие.
    Там, где Бион, ученик Кляйн, основывает свои представления о мышлении на идеях Пуанкаре, для которого, математика и интуиция строго связаны, а сложные логические умозаключения опираются, именно, на интуицию, другой ученик Кляйн, - Матте – Бланко – следует в своих размышлениях, посвященных тем же вопросам - строгим логическим построениям математика и логика Бертрана Рассела.
   Теоретизации Матте – Бланко могут пролить некоторый свет на  « механику » альфа – функции Биона.
   Вот, если очень примитивно, его логика.
    Он предложил рассматривать ПА как некоторый классификатор, который постоянно занят организациеи? данных.


   Аппарат перманентно обрабатывает различные стимулы, поступающие в него изнутри и из внешнего мира. Классификатор организует эти стимулы так, чтобы мы могли узнавать их, потому что мы не способны познавать вещи в их абсолютнои? форме, то есть сами по себе.
Познание мира происходит вследствие возможности различать отношения между вещами, то есть, с помощью сравнении? сходств и различии?, устанавливающих то, что называется – Пропозициональные функции.
 
    Иначе говоря, наше мышление постоянно делает некоторые утверждения: об однои? вещи, о другои? вещи и об отношениях между ними, следуя двум формам отношении?: - симметричным и асимметричным.
Матте - Бланко рассматривал сознание, или вторичныи? процесс мышления, как организованныи?, вокруг принципа асимметричнои? логики: - Аристотелевои? системы логики, описывающеи? различия между временем, личностями, местом, следствиями и причинами.
     О бессознательном опыте или о первичном процессе мышления Матте – Бланко мыслит в терминах симметричнои? логики, при которой все отношения эквивалентны их противоположностям, то есть их обратным утверждениям, и поэтому, здесь не существует концепции следствии?, времени и пространства.
Симметризирующий аффект позволяет нам ориентироваться в реальности и дает нам ответы за микросекунды, но они могут быть ошибочными и нуждаются в контроле асимметричного сознательного мышления. Например, мелькание контура змеи в лесу, может заставить нас в ужасе, в одно мгновение, отпрыгнуть назад, прежде чем мы осознаем, что это ветка дерева, а не змея.
   Следствием особенностей симметризации является тот факт, что бессознательное непостижимо для нашего сознания, потому что оно бесконечно, и как многомерное, оно невообразимо для сознания, поскольку наше воображение ограничено трех - мерным пространством.
    Поэтому бессознательное – бессознательно по своей природе: это структурное, невытесненное бессознательное. Структурное Бсз вездесуще.
Человек входит в бар, подходит к стене и идет по ней вертикально вверх - до потолка. Он расхаживает по стенам и по потолку, подходит вниз головой, к стойке и заказывает виски с пивом. Люди потрясены…
      Человек заканчивает пить, расплачивается и повторяет свою прогулку в обратном направлении. Когда он уходит и закрывает за собой дверь, потрясенная публика восклицает: « Какой необычный, странный человек, он пьет виски с пивом ».
Бессознательная деятельность занимает такую громадную часть нашей жизни, что мы просто ее не замечем. Это то же самое, как если бы рыба могла спросить – что такое вода или – что такое море?
     Психика может быть рассмотрена, как некоторая последовательность слоев, каждый из которых содержит определенную пропорцию симметрии и асимметрии, постоянно составляющих би – логическую структуры.
    С эволюционной точки зрения, утверждает Матте – Бланко, ребенок рождается с доминированием симметрии, и первый способ воспринимать любые раздражители – это эмоциональные отклики, которые подчинены процессам пропозициональной активности; в процессе развития развивается асимметричный способ восприятия раздражителей. Пропозициональные функции – это математическое выражение о некоторых утверждениях или отрицаниях о субъекте суждения.
    Таким образом, утверждение, подобное « X - агрессивен » - пример такой пропозициональнои? функции.
    Переменная X здесь такова, что это утверждение не выражает ничего специфического. То есть в этом утверждении ничего не сказано о X, которое могло бы быть – мышью, котом, человеком или любым другим существом, возможно даже – воображаемым.
Это выражение становится определенным только тогда, когда логическая переменная X принимает специфическое значение.
    Например, « Мои? пациент – агрессивен ». Такое указание на конкретную личность или вещь приводит к явному асимметричному выделению этого пациента из бесконечного множества возможных вариантов, которые может принимать переменная X, то есть к альфабетизации интенсивной эмоции.
     С другои? стороны, фразы типа « Возникло возбуждение » или « Стало горячо » - также примеры пропозициональных функции?. Эти функции описывают внутренние состояния человека и, таким образом, - способны очень точно описать процессы в Бессознательном.
   Таким образом, эмоцииэто элементарные формы классификации, базовая когнитивная активность, продукт симметричной логики.
    Матте – Бланко описывает пять уровней, расположенных между сознательным и бессознательным, то есть сознательность и бессознательность – это функция градиента, направленного от первого к пятому би - логическому уровню.
   На первом уровне, объекты отличны, один от другого, а на самом глубоком уровне таких различий не существует. Более того, градиент действует постоянно, то есть все уровни функционируют одновременно.
Итак, если мы двигаемся вдоль градиента, что мы видим?
     На первом уровне объекты не взаимозаменяемы. Здесь действуют строгие правила логики, в которых не возможны обратные утверждения. Объект есть то, что он есть, и ничего иного. В этом психическом регионе возможна чистая математическая мысль. Этот регион соответствует строке H, в Grid Биона.
    На пятом уровне находится другой экстремум – здесь чистая симметрия. Здесь каждая вещь равна любой другой вещи и все эмоции уравновешены. Этот уровень соответствует O Биона.
    Четвертый регион характеризуется тем, что здесь начинают появляться аффекты и объекты. Это уровень драйвов, странных объектов Биона и его бета – элементов. Этот уровень соответствует строке A в Grid.
     В третьем регионе, эмоции в высшей степени, поляризованы и яростны, как в идеализации и ярости пограничных пациентов. Эта область кляйнианских символических уравнений, где, если я что – то чувствую или воображаю, то это и есть реальность. В этой области слова, звуки и объекты тождественны.
    Во второй области, я могу мыслить также как и в третьем регионе, но, одновременно, знать, что реальность другая; в этой области возможна игра. Например, я могу вообразить себя тигром или представить тигром моего друга, но не бояться его. В этой области возможны сравнения. Это область рождения субъективного селф, вследствие dreaming матери.
    Принципиальным моментом, здесь, является то, что в здоровой личности, такая пятиуровневая структура – является, в высшей степени, подвижной и « существующей в единстве ».

   Очевидно, что бессознательное Матте – Бланко и O Биона, во многом эквивалентны.
Альфа элементы принимают аспекты сенсорного опыта и насыщаются эмоциональным значением данного момента.
    Например, представим себе отца, который показывает своей дочери его новую черную машину. Ребенок может испытать глубокое волнение и возбуждение от восторга отца. Альфа функция дочери может бессознательно создать альфа элемент, состоящий из зрительного впечатления о сверкающей на солнце, новой черной машине отца, который наполнен ее эмоциями. Вероятно, в переживаниях дочери идеализированного восторга ее отца, она испытывает, также и ее первые переживания его ранимости, уязвимости и его потребностей. В реальности, отполированный новый автомобиль, пропитанный печалью дочери, может теперь быть впечатан в воспоминания, как мрачно черный, похоронный и печальный.
     Или, некоторый другой объект – грязный дикий кот, который крадется под этой машиной, например, - может захватить чувства ребенка, в данный момент, и быть бессознательно переработан в альфа – элемент. Таких картин и впечатлений, связанных с восприятием отца, демонстрирующего свою машину дочери, может быть бесконечное множество.
   Такие образы ( сверкающая машина или крадущийся кот ) – являются альфа – элементами не потому, что они корректно или не корректно схватили внешнюю ситуацию, а потому, что они схватили аутентичное переживание ребенка и создали образ того, с чем они эмоционально связаны.
   С этого исходного шага, ребенок может начать мечтать или видеть сныdreaming этот опыт и, таким образом, начать обрабатывать либо восторг, который дочь чувствовала, видя отца, или страдания, которое она чувствовала, переживая его уязвимость.
   Если альфа функция неадекватна для решения задачи создания символов, которые будут давать ей возможность обрабатывать ее эмоции, она может начать бессмысленно суетиться или раздражаться и жаловаться на некоторые, не связанные с событиями, обстоятельства или реагировать болью в животе. Такой тип разряжающего поведения может отражать неспособность обрабатывать позитивные эмоции, в данный момент ( возбуждение от восторга отца ), также, как и негативные эмоции. Сильные чувства всегда тяжело выдерживать. Им нужен подвижный градиент, пронизывающий би – логические страты.
  У здорового человека, Эго постоянно продуцирует альфа элементы, создавая образы эмоционального опыта данного момента жизни, то есть совершает работу сновидения и днем и ночью. Следует помнить, однако, что ни один человек не способен достичь полного здоровья. Мы все - несовершенные создания, поврежденные болезненными переживаниями, которые неизбежно приносит нам жизнь. Мы весьма ограниченны в нашей способности перерабатывать их, то есть, их сновидеть. Мы все, конечно – же, - рождены для счастья, но наказаны реальностью.
   Травма – это бета ментальность. Даже глубокие, институализированные психотики имеют следы альфа функции, работающей в их психике и, с другой стороны, альфа - функция даже наиболее развитых, хорошо анализированных наших коллег и здоровых личностей, будет проваливаться в некоторых точках.
   С этой перспективы, вопрос патологии и здоровья сводится к той степени, в какой мы можем страдать эмоциональную боль, а не избегаем ее, или, говоря словами Матте – Бланко, - в какой степени мы способны смещаться от бесконечной Абсолютной истины - О, основанной на симметричной логике – к персональной конечной истине, в основном, базирующейся на асимметричной логике.
   Под влиянием болезненного опыта мы можем прибегнуть к одной из этих двух перспектив. Бета элементы пригодны лишь для эвакуации.
   Младенец может эвакуировать слишком интенсивные эмоциональные переживания с помощью плача, метаний, уринации, дефекации, слюнотечением и так далее. Взрослый может качать ногой или грызть ногти, испытывать боли в пояснице или запор, уволиться с работы или развестись. Он может даже просто улыбаться или хмуриться и его физические выражения могут быть ошибочно истолкованы его собеседниками, как формы коммуникации. Некоторые коллеги из нашей кляйнианской группы, изучая Биона, почти приблизились к тому, чтобы научиться отличать флирт собеседника от его эвакуаторной деятельности по изгнанию бета – элементов. Когда альфа – функция работает оптимально, то психика продуцирует постоянный поток альфа – элементов, чтобы представить в образах эмоциональные переживания текущего момента. Образы, если так можно выразиться, - это не второсортные граждане в нашем психическом государстве, они играют фундаментальную роль в подготовке переживаний для ментального переваривания и, собственно, готовят этот психический пищеварительный процесс. Они являются первичными фильтрами или промежуточными станциями для эмпирических воздействий O, они действуют как каналы для сортировки эмоциональной валентности и схватывают эмоциональную насыщенность момента. Они являются некоторым языком, передающим эмоциональные нюансы, то есть - « переживание » вещей. Работа dreaming, совершаемая на дорогах Бионианской Grid, просеивает непереваренные чувства через фильтры пиктограмм и толкает личность к открытиям и действиям.
   Гротштейн пишет: « … Вероятно, один из ярких примеров этой функции, на которую Фрейд мимолетно намекал, но не развивал, - было знаменитое сновидение Августа Кекуле фон Страдоница.
    В то время, как он был озадачен решением химической структуры бензола, он увидел во сне, что шесть змей сцепились друг с другом, таким образом, открыв гексагональную структуру ароматических соединений ».
    Далее он пишет: « … Я представляю себе функционирование сновидений не только, как продуцирующее непрерывную мембрану, разделяющую психическую и внешнюю реальность с помощью нарративов, но также как творческого мыслителя и исследователя. Эта концепция является серьезным несоответствием с теми функциями, которые Фрейд приписал первичному процессу, как регуляторному механизму влечений…, я хотел бы сейчас предположить, что альфа – функция является более близкой аппроксимацией, чем первичный процесс, к ментальной деятельности, которая происходит ниже сознания ».
    Перед тем как рассмотреть знаменитое сновидение Кекуле, давайте посмотрим на сновидения, которые приводят Симингтон и Лопез – Корво.
     Симингтон пишет: « … Для меня, центральный аспект идеи Биона, об альфа – функции, состоит в следующем: в отсутствии альфа – функции, чувственные впечатления, эмоциональные события, внутренние и внешние стимулы просто присутствуют в личности. Если вы простите меня, я приведу вам пример трансформации из своего личного опыта. Я читал иллюстрированную книгу по венецианскому искусству, где была ссылка к рисункам маньеристов, а именно – к репродукции Бассано « Усекновение головы Иоанна Крестителя ». Я читал книгу в кровати, перед тем, как уснуть, я подумал, что мне надо сходить за Оксфордским словарем искусств и посмотреть Маньеризм; но напыщенный язык словаря подействовал как эффективное снотворное, и я уснул после прочтения только двух параграфов. Ночью я имел некоторого рода гипногогическое переживание, которое было сновидением или фантазией. В этом переживании перед моими глазами вновь возникла картина, и я просто инстинктивно понял, что означает Маньеризм. Появились некоторые трансформации, и я имел интуитивное понимание, хотя перед этим, картина стояла перед подо мной и я пытался понять объяснения искусствоведа. Я думаю, что в моем гипногогическом опыте было сразу и отвержение эксперта и трансформация статической картины в личное живое переживание, посредством которого я понял, что такое Маньеризм. Этот момент был моментом комбинации эмоционального и когнитивного пониманияальфа функция заработала. Я думаю, что это было важно, что я оставил попытки понять, что это значит, с помощью чтения эксперта и позволить себе расслабиться и пойти спать ». Некоторое эмоциональное пространство, сформированное временем, расслаблением и мечтаниями – благоприятствовало действию альфа – функции.
   Некоторые из нас часто говорят, что, чтобы им понять некоторые идеи, им нам надо с ними « переспать ».
    Позвольте вам предложить еще один пример работы альфа - функции или сновидения пациента, которое приводит кляйнеанец из Венесуэллы – Лопез – Корво.
     Он пишет: « … Разрешите нам исследовать сновидение пациента. Люсьен – 64 – летний пациент, старший из четырех сиблингов, который, ко времени его сновидения имел амбивалентные переживания относительно недавней смерти его сестры, которая внезапно умерла от сердечного приступа. Во время сессии он сказал, что, во время работы за компьютером, он уснул и видел сновидение:
    Это было больше похоже на образ, кто – то показывал, или, вероятно, писал о переживаниях, связанных с окрестностями, расположенными недалеко от могилы майора Вернера.
    Пациент немедленно проснулся после этого сна и решил посмотреть в интернете информацию о Майоре Вернере. Он нашел немецкого солдата с таким именем, кого считали героем, во время Второй мировой войны, и который был убит в 1945 году. К удивлению пациента, там была фотография могилы солдата. Пациент сказал, что он ничего не знал о Майоре Вернере и был склонен объяснить сверхъестественную сторону этого сновидения телепатией. Или, возможно, думал пациент, он мог иметь связь с мертвыми. Когда аналитик спросил об ассоциациях, пациент связал слово « майор » со словом « старший » ( major и the older ), а Вернера – с другом, которого он внезапно вспомнил в этот момент, с именем Варент. Варент откликнулся на письмо Люсьена и прокомментировал некоторые его жалобы относительно финансовых и политических трудностей в его стране так, « что это выглядит подобно списку боли и страданий ».
     Аналитик сказал пациенту, что тот, вероятно не видел сон ни о Майоре Вернере, ни о его друге Варенте, а видел сон о страхе его смерти,  поскольку майор - « major » - означает « older », то есть тот факт, что он старший, среди его сиблингов, то есть, - старше даже, чем его мертвая сестра. Пациент вспомнил, что думал о преждевременной смерти сестры и своей смерти, и о том, как его жена и дети были финансово зависимы от него и могли, в случае его смерти остаться со « списком боли и страданий » и лишь смотреть на его могилу.
   Если бы пациент не был в это время на анализе, весьма вероятно, что вес магической всемогущественной точки зрения мог бы захватить процесс его мышления. Пациент изучил атлас мира и нашел точное место могилы майора Вернера. Он сказал, что его жена была очень возбуждена желанием поездки в Германию и даже хотела купить лотерейный билет, используя даты его рождения и смерти ».
    В течение двух недель Пуанкаре каждый день садился за стол, перебирал множество комбинаций, но все было тщетно: решения не было. "Однажды вечером, - рассказывает Пуанкаре – я, вопреки обыкновению, выпил черного кофе и не мог заснуть, идеи толпой возникали в мозгу; я ощущал - как бы их столкновение до тех пор, пока две из них не сцепились, так сказать, между собой, чтобы образовать стойкую комбинацию".
   Утром Пуанкаре решил часть задачи. Он пишет: "По приезде в Катунс, мы сели в автобус для какой-то прогулки. В тот момент, когда я поставил ногу на подножку, у меня возникла идея, к которой, казалось, я не был подготовлен ни одной из предшествующих мыслей... Я не сделал проверки: у меня не хватило бы на это времени, так как в автобусе я возобновил начатый разговор, но у меня уже тогда явилась полная уверенность в правильности идеи". Идея оказалась правильной. Пуанкаре  часто ссылался на такого рода эпизоды, которые связаны с серией его научных открытий, и, в частности, утверждал, что идеи : « приходили ко мне утром или вечером, когда я был в своей постели, в полусонном состоянии ».
     Алан Рок в своей книге « Образ и реальность », приводит множество примеров, когда ученый, садясь в автобус, находясь в ванной или в своей постели – делал свои знаменитые открытия. Архимед – в ванной, Дарвин – в экипаже, Пуанкаре – в автобусе и в постели…, Кекуле – уснув у камина.
    Психолог и историк науки Ховард Грубер остроумно заметил, что творчество требует одного из трех « B » - « bed, the bath, or the bus ». Конечно, мы не будем ограничивать условия творческих открытий условием , но заметим, что они соответствуют четвертому Б - Бионианскому диктуму - « без памяти и желаний ».
    Чтобы четче уловить смысл того, как работают Би – логические структуры Матте – Бланко, давайте посмотрим на сновидение одного нашего пациента, молодого человека, имеющего отношение к математике и обнаружившего повышенный интерес к алгебре матриц. Однажды, уснув днем, он увидел во сне незнакомую женщину, возможно уборщицу, отдыхающую, лежа на гимнастическом мате, в спортивном зале. У стены стоял еще один мат, напоминающий миниатюрный многоэтажный дом с округлыми окнами, в виде необычных круглых матриц. Рассматривая строение одной из них, он вдруг понимает, что открывает что – то очень важное в математике, затем он поднимает мат, который оказался девятиэтажным и энергично накрывает им женщину. Раздается громкий хлопок мата о пол, потом хлопок повторяется. На этом месте пациент просыпается от стука в дверь его комнаты. « Да ведь это же мать », проносится в голове пациента. В дверь действительно стучалась мать, потому что кроме нее, просто некому было больше стучаться.
     Если бы мы ничего не знали о свойствах би – логических структур, то такое сновидение можно бы было отнести к разряду вещих, как и в случае пациента Люсьена в примере Лопез – Корво. Опуская другие аспекты сновидения, подчеркнем, что сенсорный раздражитель, вызванный стуком в дверь – бета – элемент, был трансформирован работой альфа – функции, следуя правилу симметризации, в рамках третьего страта би – логической структуры, в котором звуки и объекты тождественны, следующим образом. Идея: « Да ведь это же мать стучится в дверь » - была преобразована в « девятиэтажный мат », а стук в дверь – в хлопок мата о пол. « Да ведь это же мать » = « девятиэтажный мат ». Не стоит говорить о том, что сын покрыл мать девяти – этажным матом. Нам не составит также труда составить Пропозициональную функцию, которая, отвечала его эмоциональным переживаниям к матери.
    Тем не менее, давайте посмотрим на знаменитое открытие Кекуле, которое он сделала во сне, и которое упоминает Гротштейн, как пример творческой функции сновидения.
   Август – Фридрих Кекуле фон Страдониц – немецкий химик – органик родился в 1829 году. Кекуле открыл кольцевую структуру бензола C6H6. Кекуле был одаренным мальчиком и еще в школе мог свободно говорить на четырех языках. Английским языком ученый владел в совершенстве. Мать Кекуле служила экономкой у его отца. Кекуле женился на красавице – англичанке, Стефании Дрони, и ее отец часто общался с Кекуле на своем родном английском языке. Семейная жизнь Кекуле сложилась трагически – он прожил с женой всего год - жена умерла, при родах сына. От этой травмы Кекуле не мог оправиться всю жизнь.
    В юношеские годы Кекуле увлекался архитектурой и готовился стать архитектором. Химия его не интересовала. Но одно событие изменило его карьеру. Кекуле познакомился с известным химиком – профессором Либихом, читавшем лекции по химии в Высшем техническом училище.
    Девятнадцатилетний гимназист Август Кекуле, живший с родителями в Дармштадте, наблюдал пожар в окнах дома напротив. Оказалось, что во время пожара погибла старая графиня Герлиц. Ее нашли сильно обгоревшей. Эксперты высказали версию о возможном самовозгорании. Как авторитетный химик, Либих был приглашен в качестве эксперта, а Кекуле выступал на суде свидетелем. Так состоялось их знакомство. Либих доказал, что самовозгорание невозможно, о чем опубликовал брошюру.
    Далее выяснилось, что у графини похитили драгоценности, которые обнаружили при перепродаже. Среди драгоценностей было и кольцо, в виде двух переплетенных змей. Одна змея - золотая, другая - белого металла. Подозрение пало на камердинера графини, который утверждал, что кольцо принадлежало ему с 1805 г. Однако Либих установил, что белый металл - это платина, а ее стали употреблять в ювелирном деле лишь с 1819 г. Камердинер был полностью уличен как преступник. Таким образом, Либих вполне продемонстрировал могущественную роль химии даже в таком деле, как криминалистика, а впечатлительный гимназист не мог не быть завороженным личностью эксперта. Это и определило выбор профессии Кекуле и место его учебы - Гисен.
       А вот, что сам великий химик пишет, относительно открытия, которое он сделал во сне и который помог ему обнаружить, что молекула бензола, в отличие от других известных органических соединений, имеет кольцевую структуру, а не линейную. Это стало решением проблемы для химика:
"... Я сидел за моим письменным столом, но работа не прогрессировала, мои мысли двигались в другом направлении. Я повернул свое кресло к огню и задремал. Снова перед моими глазами предстали атомы, резвящиеся и собирающиеся в небольшие группы. По той причине, что я видел это уже второй раз, мои глаза смогли более точно рассмотреть эти длинные цепи. Эти цепи были плотными и двигались, извиваясь, подобно змее. Вдруг одна из "змей" схватила себя за хвост и насмешливо закружилась перед моими глазами. Здесь я проснулся. На этот раз я провел остаток ночи за разработкой гипотезы".
    А мы будем двигаться вдоль вертикальной оси Бионианского Grid: от бета элементовдо математических вычислений: от строки Aк строке H.  Иначе говоря, построим градиент, пересекающий би –логические страты Матте – Бланко. У пациента Лопез – Корво Люсьена, как мы знаем, уже имелось воспоминание о майоре Вернере, оно - уже было тем альфа элементом, который мог быть следствием трансформации его переживаний, связанных с ужасом своей смерти и смерти, любимых ему людей.
    Таким же образом, очевидно, что картина, или пиктограмма кольца со змеями, уже имелась в памяти Кекуле, как некоторое забытое воспоминание. Мы, конечно, можем предположить, что образ сгоревшей графини, образ кольца на пальце ее камердинера, образ тела его мертвой жены, образ горящего или возбужденного тела -  могут быть связаны с некоторыми эмоциональными переживаниями Кекуле, который трансформировал их в картину сновидения. Известно, что вскоре после смерти жены, Кекуле начал изучать ароматические углеводороды.
    Мы не можем сказать ничего конкретного о переживаниях Кекуле, которые были представлены в пиктограммах его сновидения, но то, что мы можем сказать точно, это тот факт, что когда он задремал у камина - ему было тепло. То есть, его тело « горело » также как тело графини, у которой было кольцо со змеей, кусающей себя за хвост
   Сенсорные впечатления в теле, полученные от тепла, исходящего от горящего камина - бета – элементы - должны были быть преобразованы в альфа - элементы – в пиктограммы.
    И они были преобразованы: Кекуле увидел кольцо из змеи, кусающей себя за хвост, связанное с воспоминанием о горящем теле графини и всеми, сопутствующими этому событию, фантазиями. Но, если мы посмотрим на саму фамилию « Кекуле - Кейкула », то есть, на само слово, обозначающее фамилию, то увидим, что оно тождественно, в терминах симметризации, слову -  ( Circular ) Сеойк юлЭ, где буквы K и C симметрично взаимозаменяемы. Весьма вероятно, что его молодая жена – англичанка – стала Мисс « Сеойк юлЭ », то есть и ей и ему, конечно, бессознательно было очевидно, что их фамилия, на английском, звучит именно таким образом.
    Более того, само слово Сеойк юлЭ, означающее – круговой = колцеобразный, перстневидный – внутри себя содержит части: Кью ( Queue ) – означающее хвост; коил ( Coil ) – означающее свернуться кольцом, извиваться, или змеевик; коул ( Coal ) –означающее – обугливать, уголь, то есть углерод = С; коуюлес ( Coalesce ) – означающее – соединяться; колэ ( collar ) – означающее хомут;
   Поэтому, Кекуле = Сейк юлЭ = Circular = кью ( queue ) + коил ( Coil ) + коул ( Coal ) = Хвост, змеевик + круг + уголь, углерод.
    Это значит, что Кекуле увидел не змею, в форме кольца, он увидел себя самого, которому стало горячо от огня камина. Змея, кусающая себя за хвост = это и есть Сейк юлЭ, которому стало горячо. Ощущение тепла в теле и представление « Кекуле горит » - это и есть кольцо - сам Кекуле в огне – то есть, - горящая кольцевая структура, содержащая углерод – формула бензина или бензола: C6H6.
  Мы можем посмотреть ролик, где его создатели точно уловили смысл того, что я хочу вам донести ( Смотрим фильм – змеи в огне = Кекуле горит ).
  Если бы мы захотели изобразить в образе человека с фамилией Grunwald, мы бы нарисовали зеленый лес.
  Если, теперь, представить себе горящее кольцо из змей = переживанию, что он, Кекуле, горит, в пиктограмме, то это значит, что само слово « Кекуле », содержащее внутри себя углерод, может быть представлено, как нарисованная окружность, по периметру которой расположены элементы углерода, то есть, учитывая, что альфа – функция работает в терминах би – логики, то на уровне асимметрии, круг с горящим углем, то есть с углеродом – это и есть формула Кекуле, или, иначе говоря, альфа – функция работает бинокулярным способом, и вместе с пиктограммами, генерирует из них и математические вычисления, то есть – чисто научную мысль, в терминах первого би - логического страта ( Рисунок – линия и окружность ).
    В сущности, Кекуле, как раз и отрыл, что бензол имеет не линейную химическую структуру, а кольцевую – стоило лишь представить фамилию Кекуле, написанную на листе бумаги – в буквальное значение слова « Кекуле  =  кольцо », то есть стоило лишь мыслить в терминах третьего би – логического страта Матте – Бланко. Это значит, что Кекуле сделал бы открытие и без этого сновидения, поскольку, по его утверждению, перед его глазами уже возникали такие кольцевые структуры, в виде обезьян, например, причем тогда, когда он ехал в автобусе. Но ситуация с теплом от камина и dreaming решили судьбу формулы бензола.
    Мы видим здесь цепочку трансформаций: от строки А, в таблице Биона – к строке H, то есть: - от ощущения в телек пиктограммек мыслям сновидения – к математическим вычислениям. То есть, мысль рождается из протоощущений в теле и их эмоциональных впечатлений, эволюцию которой и описал Бион в Grid.
    Подвижность градиента вдоль би – логических психических пластов, дала  возможность Пропозициональной функции « Х горит » или « Х возбужден », не только контейнировать его многочисленные эмоциональные переживания в известном образе, но и совершить научное открытие.
    В противном случае, если бы Кекуле не смог альфабетизировать свои переживания, описываемые этими Пропозициональными функциями, то он мог бы стать пироманом, например, или стал бы коллекционером ювелирных украшения, или клептоманом, или шахтером… Когда эмоции невозможно вынести, в действие вступает анти альфа – функция, которая редуцирует эмоции до конкретных событий. В терминах Матте – Бланко, градиент застревает в первом би – логическом страте. Вероятно, это судьба трансформации в галлюциноз.
  Таким образом, если на пути от эмоций к мышлению случается авария, то есть, альфа – функция проваливается, или если, альфа элементы генерируются, но нет достаточной способности для dreaming, или, если количество бета – элементов превышает способности альфа – функции, то мы получаем ту или иную психопатологию. Последняя ситуация – бета – ментальность – называется травма.
   Если для кого - то из коллег эти размышления показались слегка туманными, и, вдруг, говоря словами Биона,  у некоторых появился K импульc, то для его удовлетворения существуют две возможности: либо записаться в нашу Кляйнианскую группу, либо – последовать совету знаменитого химика, который, после своего открытия, сказал: « Учитесь видеть сны, джентльмены».